Интервью с Николаем Рубановым 4/19/05

 

Вопрос: Создается впечатление, что в этот раз группа хочет видеть на концертах больше зрителей, не говорящих по-русски. Что привело к такому решению, и что требуется для того чтобы привлечь больше англо-говорящей публики?

Ответ: Во время европейских турне «Аукцыон» выступал просто перед аудиторией, не делая акцент, на каком языке говорят люди, пришедшие на концерт, или способны ли зрители понять тектсы песен. Музыка – язык невербальный, а «Аукцыон» играет не песни, но композиции, одним из компонентов которых является текст, причем компонент этот не является доминирующим. Более того, когда слушатель не понимает текста, у него появляется дополнительная свобода интерпретации слушаемого произведения, он не связан языковыми ассоциациями. Слова - это прежде всего звуки, и только потом какой-то смысл.

Конечно, когда аудитория понимает отдельные фразы или даже весь текст, звучащий в композиции, это облегчает взаимопонимание.

С другой стороны, «Аукцыон» записал в свое время альбом «Жилец Вершин» на стихи Велемира Хлебникова, а эти стихи способен расшифровать далеко не каждый говорящий по-русски слушатель.

Во время европейских концертов у нас была непростая задача – сыграть так, чтобы аудитория нас услышала не взирая на языковой барьер и географические и национальные различия.

Это был вызов. И это была хорошая школа жизни. Если концерт был хорошим, искренним, то между зрителями и музыкантами возникал эмоциональный контакт, наступало взаимопонимание. Поэтому играть надо было на все 100%, без каких-либо скидок на то, что нас не понимают. Музыка, это же интернациональный язык.

В выступлениях перед русскоязычной аудиторией за пределами России отсутствует этот самый вызов. Зато чувствуется очень сильная ностальгия. У меня неоднократно во время подобных концертов возникало ощущение, что нам даже не надо что-либо делать на сцене, достаточно просто стоять, а аудитория будет неистовствовать, потому что достаточно самого факта наличия любимого коллектива на сцене.

Мне же более интересен процесс взаимодействия с публикой. Сначала люди присматриваются – что они там делают, эти русские? Потом… Бывает по-разному… Но подобные концерты очень хороший критерий подлинности и искренности того, что мы делаем.

В Портленде в 2000 году на « North by Northwest Festival » в зале было очень мало людей, говорящих по-русски. Но взаимопонимание было достигнуто.

И еще один момент. В США огромное количество замечательных групп и исполнителей. Тем более интересно выступать перед аудиторией, музыкальный опыт которой очень сильно отличается от музыкального опыта российской аудитории. Мы – чужие, мы – извне, мы – представители другого мира, музыкального в том числе.

Вопрос: Исходя их предыдущих гастролей, насколько многочислена русскоязычная публика? Какие города лучшие?

Мне показалось, что наиболее многочисленная русскоговорящая аудитория в Нью-Йорке. Общее впечатление – в США живет очень много выходцев из России.

Трудно ответить какой из городов, что мы посетили, лучший. Они все разные. Мне больше всего понравился Сиэттл и природа вокруг него. Правда, это не связано с концертами.

Вопрос: В этот раз вы играете с местной группой из Сиэтла. Вы обычно играете с Американскими группами? Какими?

К сожалению, список будет очнь скромным. В 1997 в Нью-Йорке в клубе "Cooler" мы играли после выступления Marc Ribot . В Бостоне в … году вместе с группой "Cul de Sac".

Вопрос: Группа вместе уже 20 лет, и я подозреваю, что за это время перемены в музыкальной тусовке в России слишком разнообразны чтобы обсудить их в деталях. Можете ли Вы назвать одно изменение, которое повлияло на Вас как на музыкантов.

Честно говоря, мне даже не верится, что я уже 20 лет в группе «Аукцыон», но, глядя на календарь, приходится с этим согласиться. Жизнь в России настолько динамична, что порой удивляешься, что некоторые события случились всего несколько лет назад. Мы просто играли нашу музыку и в какой-то момент обнаружили, что в России молодые музыканты обращаются к нам на «Вы», а группа стала известной в России, к ней стали приклеивать ярлыки типа «культовая группа» и прочую дрянь.

Вопрос: В Америке много внимания уделяется жанру. Похоже, что Аукцыон пересекает много жанров, и мне интересно, связанно ли это со спецификой истории музыки в России, или это говорит о том насколько русские подверженны влиянию джаза, классики, рока, и т.д. Я понимаю, что это довольно нечеткий вопрос, но если у Вас есть какие-то мысли по этому поводу, мне бы было интересно их услышать.

Kind of a vague question...
Kind of a vague answer...
Different roots, different music.
One peace, one love, man.

У меня есть собственный проект – «Союз Коммерческого Авангарда». Творческий лозунг «С.К.А.» : "чтобы было красиво – не надо ничего бояться". Это слова одного душевнобольного, но они максимально точно передают идею музыкального восприятия окружающего мира. Этот принцип хорошо применим и к группе «Аукцыон». 8 музыкантов на сцене, каждый со своей историей, все совершенно разные, у всех разные вкусы и музыкальные интересы. И каждый, чаще всего бессознательно, проявляет эти интересы на сцене. Все получается очень естественно. Заранее продуманной концепции здесь не было и нет. Все идет в общую копилку. Если опросить участников «Аукцыона», кто что слушает, например, то список получится очень большой и занимательный.

Вопрос: Похоже что политика в России слегка накаляется. Политична ли русская музыка, и если да, то в чем? Чем это отличается от 80-х годов?

Период конец 80-х – 90-е – начало века можно разбить на три этапа.

Первый - конец 80-х – свобода слова (в европейском понимании) в зачаточном состоянии, политизированные группы «режут правду-матку», очень часто высокохудожественоо и аллегорически.

Второй – середина и конец 90-х – так называемая свобода слова, так называемая демократия и т.д., действительность оказывается гораздо убедительнее и страшнее, нежели образы, создаваемые музыкальными коллективами. Политизированные группы начинают угасать.

Третий – начало нашего века. 90-е годы рассеяли немало иллюзий у тех, у кого они были. Политизированные коллективы естественным образом вымерли.

По-моему, политика и музыка плохо сочетаются, скорее, вообще не сочетаются.

В какой-то момент необходимо сделать выбор. Вполне естественно, если музыкант выбирает музыку.

Очень забавно, но сейчас в политических кампаниях принимают участие, как правило, представители популярной музыки. Независимые коллективы сторонятся политической активности. В этом нет души, только хороший заработок.

Вопрос: Какого рода шоу можно ожидать? Я был на концерте в 2000 году, на фестивале North by Northwest . Что нибудь изменилось в группе?

Концерты «Аукцыона» - это не совсем шоу, точнее, это не шоу вообще. Если хотите, это возможность подсмотреть в течение полутора-двух часов как маленькое племя исполняет свой ритуал на сцене. Это некая иная реальность, иная жизнь, поэтому каждый концерт неповторяем. С другой стороны, если Вы видели выступление «Аукцыона» в 2000-м году, то, я надеюсь, найдете что-то общее. По крайне мере, музыканты остались те же, разве что стали старше и потяжелее.

События, происходящие на сцене, не имеют строгой режиссуры. В последнее время мы даже не знаем, какие песни прозвучат во время концерта. Обычно перед выходом на сцену мы обсуждаем, какая песня будет первой. Если повезет, удается определить название второй, но не факт, что она вообще прозвучит на концерте.

Wellcome to the show!!!


e-mail:  webmaster  or  design Official website of the band    © Auktyon 1998 -